От шизы до шизы без логики и обоснуя
Дракон с золотым сердцем ©
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

От шизы до шизы без логики и обоснуя > Тифлинги


Пользователи c интересом "Тифлинги".

суббота, 7 октября 2017 г.
Что-то старое Haski.tayn 21:24:47
Наткнулся на драббловойнушку двухлетней давности с Джаней. Что интересно и нетипично - мы не подбирали "ключей", а вытягивали одну мысль за другой. Я и забыл о таком опыте.
Надеюсь, Джаня когда-нить сюда вернётся и опубликует свою часть.

О Вито, Сеттлере и холоде


Подробнее…Снег был настырен и упрям, падал хлопьями, размером с кулак, выл как собака, слепил и не слышал немых мольб, безжалостно заметал незваных гостей, становился опасным...
Тух костёр.
Продрогший Вито из последних сил подпитывал огонёк своей магией. Пламя перестало греть уже давно, лишь беспомощно трепыхалось на маленьких смешных ветках, тусклое, умирало, грозилось утащить за собой волшебника если не физически, то сломить духовно.
Снег покрывал очаг медленно, но неумолимо. Сеттлер был адептом этой стихии и особо не мёрз - и это единственное, что радовало его отца в этом хороводе безысходности и смертельного холода.
Вито не любил холод. Вито жёг холод, но метель легко смела эти искры. Они исчезли, угли побелели от инея и в расселине стало темно. В голове стало темно. Руки затряслись и невидящие, но горящие своим демоническим пламенем глаза уставились в бездну.
Это конец. Его могила будет ледяной.
Его - но не сына.
И Вито подполз к нему поближе - тот спал, но жил с бурей, - обнял и прижался. На ощупь тифлинг был такой же холодный, как снег, летящий со входа прямо в лицо. Но Сеттлер не мог не выжить.
А Вито выжить обещал.


О смысле любви для Вито. Нет, я до сир пор не понимаю, почему не выбрал ему в богини Суне (Сун, Суни, как её назвать-то)

Подробнее…Он любил. Сквозь чернь родословной, через высушенное сердце, разодрав тернии живительного цинизма, раскрыв собственной волей свои мысли, не щадя защитные стены души и позволяя поглотить себя этому чувству. Он любил - и был любимым.
Любовь мира струилась через него - легко и роднО ложилась всякая информация в его разум, любое место принимало его и давало необходимое, каждая встреча была важна и интересна; удача заботилась о нём.
Любовь находила его в обликах, пусть порой очередная прощалась навсегда, не заставляла себя ждать новая - не прошла мимо и окончательная. Вито любил Джейн, несмотря на и вопреки всему. Вито любил и то, что Джейн ему подарила - своих детей, отдавая себя любимым полностью, легко, удачно находя то, что давала любовь взамен таких жертв - Счастье.
И счастье жило в нём, сотворённом несчастным от дьяволов, и делало его богоподобным в своей любви.


Побрякушки или важная часть экипировки, вот в чём вопрос

Подробнее…О первый талисман он споткнулся ещё лет двадцать назад. Хвост после этого долго оставался чистым от несанкционированных обмоток, но это не мешало тифлингу втайне вздыхать на запрет самому себе и желать украсить продолжение позвоночника.
После он едва не оторвал себе кисть верёвкой от намотанного на запястье амулета, и Вито пришлось спасать свои руки от скалистых стен да срочно учиться иной защите - пришлось перестать полагаться на предметы.
Бывало, его душили собственными же цепочками с волшебными подвесками. Бывало, это делали даже неживые существа - как-то его весьма крепко подцепило дерево, хорошо спасение было близко и пришло на первый зов.
А ещё они его подводили. Не срабатывали, лишались магических сил, ломались и крошились. Осколки всегда выбирали место побольнее на нежной коже, впиваясь в одни и те же места на груди друг за другом.
Они расстраивали, будучи украденными или потерянными. Злили в бессилии их найти или невозможности починить.
О том, сколько раз маг проклинал процесс снятия и одевания множества оберегов - даже говорить не стоит: бессчётно, и это не кончалось.
Да и не хотелось, чтобы оно кончалось, признавался себе Вито Аденстен. Ведь они были так прекрасны во всём своём многообразии и звуковом сочетании после тщательного, мастерского подбора побрякушек на теле и мантии. Цацек, как презрительно их называла жена, а может, ревнуя уделяемому им времени. С другой стороны, Джейн всегда знала, чем муженьку с ребяческими странностями угодить - и потом наблюдать, как тот забавно радуется непонятно чему.


И, в конце концов, о женщинах

Подробнее…Изумительно - поворачивалась нога, выставляя тонкую щиколотку. Прекрасно - легко склонялось запястье, утягивая за собой аккуратные пальчики. Волшебно - таяло в сползшем вырезе очертание грудей, дразня дофантазировать содержимое и соблазниться. Совершенство - женщина. Вито умел ценить безупречность природы и наипрекраснейших её творений. Вито боготворил их.
Женщин в его эстетической составляющей было много. Аденстен всегда находил подход к тем, которых он считал интересными - и они раскрывали свою красоту, обнажая натуру тела и разума. Восхищая своим естеством. Ничто не шло в сравнение с гладкой кожей едва повзрослевшей девушки. Неповторимым был изгиб талии у женщин-воительниц. Безупречны острые линии эльфиек. Мягки чресла людей. Трогательны длани хафлингш. Душевны полуорчицы. Искусна чешуя драконниц. Дерзки и манящи дьявольские отметины тифлин. Даже в дварфах Вито находил красоту, пусть никогда не пробуя.
Но они все оставались в памяти мага как короткие мгновения, быстрые события, начавшиеся с намёка и закончившиеся окном в ночи. Каждая из них была великолепна, но ни одна не могла затмить жажду поиска нового. Аденстена парадокс не расстраивал - мир был щедр на созданий, достойных любви.
Однажды любовь ответила ему: Джейн ворвалась в его жизнь с диким иноземным танцем, приковала к себе внимание Вито раз и навсегда, заворожив собою и открыв все женские грани. Она была идеальной. Несмотря ни на что.
И Вито вернулся к ней, уйдя искать следующую. Вернулся и в следующий раз, удивившись самому себе. Всегда возвращался, порой прекращая себя понимать. Непреклонно терял тягу к поиску, пугаясь собственных мыслей, стремящихся к единственной. Всё чаще приходилось напоминать себе, что были другие женщины.
В конце концов, они перестали его интересовать. Он нашёл то, что искал.


Категории: Моя писанина, Тифлинги, Вито!
Прoкoммeнтировaть
вторник, 3 октября 2017 г.
"Мир сошёл с ума" Haski.tayn 19:31:58
Что делать, если мосх захавал The Last Of Us (за слоупока и двор стреляю в упор), когда надо писать фэнтезийную эпопею в средневековом сеттинге с миром мечей и магии, но лень? Пилить упоротый кроссовер, конечно.
Я не знаю, как это произошло, оно само. Архивное прохождение от Артурки и BBLOG с "Мир сошёл с ума" натолкнули меня на двухдневное осмысление своего незавидного положения. И я написал вот это. А ещё оно меня до сих пор не отпускает.
Теперь предоставляю кратенький план придуманного сеттинга:

Без магии, современная Америка на просторах Фэаруна с учётом его географии и политики. Сеттинг сохранил расы (со всеми ихними бонусами; не спрашивайте, как могли получиться тифлинги при отсутствии магии), но антураж истинно The Last of Us'овский. Я не наркоман, только чай курю.

Рабочее название: "Последний из Невервинтера"


Подробнее…Морм вздёрнул капюшон на голову, завязал шнурки, привязывающие его к рогам. Распушил искусственный мех на краях — нервно, без причины. Шикнул на хихиканье за спиной — вот это уже по привычке, бесполезно, но болезненно необходимо. Тишина, только в тишине можно что-то расслышать.

Заскрипела кожаная куртка позади. Морм покривился, но у кожи тихий звук и размеренный такт скрипа, предугадываемый, предупреждающий. Где Язва смогла отыскать настоящую кожаную куртку — она не рассказала. Очень этому радовалась. Раздражала.

Вход в убежище виднелся отсюда, но им надо идти. Нельзя долго задерживаться на месте в городах — разрушенные, пустые, они притягивали к себе всех подряд словно магниты. Сейчас никто не ходил без оружия. Сейчас любой убивал. Ну, или нет. Или да. Риторика об исключениях — прерогатива Язвы, и даже в голове Морм не хотел заводить подобную тираду.

— А погода испортилась, сволочь. — Язвига натянула на острые уши шерстяную шапку и укрылась за стеной, чтобы намотать шарф. Привычка. Прятаться, в смысле — но это у всех них. Погода действительно быстро портилась, и идея выдвигаться прямо сейчас уже не казалась вообще ни на сколько привлекательной. Бешено хотелось под крышу. Есть. Спать.

— Вперёд.

Язвига хмыкнула — Морм промолчал. Им идти, если верить карте, ещё около пятнадцати часов до радиостанции — единственной, вещающей на весь Север. Надо копить силы. Надо попытаться не умереть по дороге. Надо найти новые сапоги — нынешние натирают. Вот же говно делали, и самое обидное, что оно прожило почти два десятка лет. Но Морм знал, что Язвига не смогла найти себе нормальное нижнее бельё. Отчего-то это грело душу. Ритмично скрипела её куртка.

Часа через полтора Язвига остановилась напротив какого-то подвала. Уже была окраина, они спускались по закатанному в треснутый асфальт склону, и Морму очень не хотелось сбавлять такой удобный темп быстрой трусцы. Он отлично вытряхивал лишние мысли из головы, и Морм разозлился. Что могло быть в подвале деревянной двухэтажки (хороший дом был, впрочем, как и все в округе), где краской наляпано на стене «Я ВООРУЖЁН. НЕ ЛЕЗЬ, И Я НЕ УБЬЮ». Будь здесь реально хоть что-то — их бы давно пристрелили. Не жители, так мародёры.

— Пустая трата времени. Пошли!

— Пустая трата времени — это лететь сломя голову! Доверься моему чутью, я точно уверена, что тут что-то есть. — Морм постоял. — Твоё упрямство — это твой самый страшный порок. Серьёзно, Морм, иногда ты такая заноза в заднице. Вот прямо размером…

Дальше Морм не слушал. Подошёл к врытому в землю входу, понял, почему Язвига не справилась сама — ручки металлических дверей зажимала перекрученная арматура. Раскрутить потребовало усилий, хотя Морм даже удивился, как это он на полуголодном пайке справился. Быстро опомнился: справился — значит, сил не хватит на что-то ещё. Двери раскрылись и ткнулись в мокрую землю.

В темноте им обоим, по идее, не требовался свет, но даже дроу терпели лишения на фоне истощения. Язвига болтанула батарейки в фонарике, но Морм влез в карман на плече и чиркнул на влажную тряпицу огнивом. Швырнул зажженное куда-то далеко перед собой. Замерли. Ни звука. Включить фонарь Язвиге помешал жест, и Морм ступил во тьму. Ещё горящую тряпку намотал на ветку с улицы. Язвига хихикнула:

— Малюбюджетный факел.

Подвал как подвал. Пустые банки. Ржавые инструменты на стенке. Морм попытался опереться о стол — тот, грохоча, развалился.

— Вот чёрт.

— Ага. Дьявол. Морм, тут нож. О!.. Тут труп. Жалко, сухой. О, я бы поела. Мне не важно уже, что есть. А, Морм, что ты думаешь насчёт каннибализма? Людоедства? По мне…

Дальше Морм не слушал. Металлические стеллажи, деревянные полочки. Стоит разодрать? Вроде сухие, трухлявые. Без перчаток точно занозу бы загнал. На щепки сойдёт. Провода — смотать и в рюкзак, можно обменять на радиостанции. В углу около копошащейся в груде тряпья Язвы и правда мумия. Без сапог. Запах если и был, то нос Морму давно заложило. Канистры пустые, грязные. Грязь. Зато крыша. Если починить скотчем окошки — будет светло. Закроют снаружи — не выбраться.

Вышли. Язвига потрясла перед носом Морма сносным рюкзачком — она давно искала сумку на бедро. Нашла, молодец.

— Изолента, отвёртка, два сверла, не ржавые. Полбанки слипшейся селитры — я даже не знаю, что с ней делать. Ещё лезвие. Морм, — Язва махнула зажатой в кулаке жменькой. — Возрадуйся! Патроны!

Она высыпала в подставленную ладонь три патрона и ухмылялась так отвратительно, что у Морма свело зубы. Забрал, спрятал в карман куртки. Обойма полная, будут запасные.

Пятнадцать минут они потратили на нарезку стружек с досок — инициатива Морма. У Язвиги рюкзак почти пуст, можно расточительно засунуть туда полный лёгкий пакет. Тяжести — прерогатива Морма. Однажды они сломают ему позвоночник — или, по крайней мере, так он иногда мечтал. Особенно когда Язвига так бахвально скалила ему свои зубки и щурила раскосые глаза. Смазливое личико.

— Угу.

— Моя жадность — моё второе счастье! А первое, наверное, всё-таки Леопард. А я тебе говорила! Надо меня слушать. Я вот так нашла себе и носки приличные, и даже сахар! А ещё…

Дальше Морм не слушал — это он уже слышал. Патроны приятно тяготили карман. Про куртку она так и не рассказала.

Вечерело. Пришлось ускориться, чтобы дойти до бензоколонки к ночи. На дороге в красных лужах валялись тела, а сначала, издали, в сумерках, показались яркой солдатской униформой. У обоих болели глаза — никто по этому поводу не пошутил. Кровь оказалась липкой и тягучей, убитые — застреленными, Язвига отскребла с дороги крошки стёртой резины. Топливо колонок было слито наверняка сразу с Катаклизмом, а то и ещё раньше. У древней пристройки зияло дырой лишь одно окно. Даже удивительно.

Не сговариваясь, первыми в помещение вошли две дымовые бомбы. На долгий миг показалось, будто Морм в лесу, а на деревянный пол оседает далёкий гул водопада. Язва взболтнула батарейки фонаря — с её стороны битого окна тоже тихо. Морм вошёл в парадный вход с оружием наизготовку, заглянул в углы. Никого. В соседней комнате Язвига уже прислушивалась к подвалу — через минуту подняла большой палец: ничего. Умение этой сучки тихо ходить иногда подталкивало Морма к мысли, почему она не выживает одна. Но тогда Морм вспоминал, почему не выживает один он.

Вот так: забаррикадироваться, расстелить пальто, снятое с убитого на улице, зажечь лучину, рассмотреть карту. Рутина. Язвига чертит огрызком карандаша пройденный путь — метки и время. Картография и расчёты ей удаются хорошо. Морм не мешает — потрошит рюкзаки на предмет еды. Язвига — запасливая чертовка: у неё находится немного мяса, орехов, что они нашли в лесу, маленькие дикие яблоки. Из своего рюкзака Морм достаёт бутыль воды. Есть пара обеззараживающих таблеток для экстренных ситуаций. А ещё Морм жжёт вторую лучину — Язвига ведёт дневник.

— Ага, спасибо, — она сворачивает карту в авиапакет с молнией, одним движением достаёт потрёпанный блокнот с пёстрой обложкой и застёгивает рюкзак. Потом приземляется задницей на подол плаща — Морм пригрел воротник с рукавами — и долго задумчиво смотрит на новый пустой лист. Потом пишет — мелко и убористо. Морм уже знает, что она пишет: дорогу, события, приобретения, размышления — поэтому не задаёт вопросов. Он вообще бы прикорнул у продуваемой ветрами стены, но шкрябанье карандаша и скрип кожанки прямо в ухо, если честно, очень мешают чутко дремать. По-другому они не спят.

— Слушай, — начинает он, чтобы отвлечь её от шкрябанья.

— М?

— Как думаешь, — Морм делает драматическую паузу, отчаянно борясь с зевком, — вот все ходят с оружием, так? А все убивают?

— Нет, не все. Всегда есть исключения — ты это подразумеваешь. Нет, я не думаю, что каждый с оружием здесь убивает. Я даже…

Дальше Морм не слушает — сквозь дрёму до него доносятся её тихие, мягкие, однотонные ритмичные слова, и под них ему чудятся яркие вспышки далёкого прошлого, военная служба, светлая конюшня, моменты досуга. Новая эпоха ему упорно не снилась, да и он считал её грязной какой-то для этого. Разве что иногда — как решения каких-то проблем.

Под ногами закололо, свело ногу и позвонки — и Морм очнулся на секунду раньше, чем Язвига тронула его. Он откинулся на бок, простонал, оберегая зубы. Забыл, что сунул в штанину хвост. Он вообще в последнее время часто задумывался над тем, чтобы банально отрубить его, но останавливался — медикаменты в дефиците. В крайнем случае, бредила Язвига, у них всегда был с собой маленький запас мяса на костях. Это всегда казалось ему каким-то смешным. Это напомнило ему о голоде.

— Вставай. Почти три часа потеряли, но я даже внезапно выспалась.

Язвига сунула ему в руку какой-то комок — оказался импровизированный рулетик из тонких полосок сушёного мяса. Морм посмотрел на неё в упор: несносная девка, неужели ещё и мысли читает? Впрочем, они все всегда хотели есть. Кроме солдат. И фермеров. А ещё каннибалов и людоедов.

Собрались быстро — их марш-бросок был рассчитан до получаса. Будет большой удачей, если им по дороге так никто и не встретится — но они оба отлично понимали, что у везения есть лимит. Морм его представлял как песочные часы из кабинета штатного психолога, а Язвига… ну, он не знал.

Вышли в потёмках. Морм высморкался на землю и потуже затянул шнурок капюшона — холодно. Зимой будет хуже, если он до неё доживёт. Язвига натянула на нос и рот шарфик, перед этим, как дитё, выдохнув струю пара.

— А на радиостанции мне Леопард подарит маленький приёмник. Я даже семь батареек нашла для этого. Он обещал. Нет, хорошо, что я повела нас в тот КПП. Я из той перестрелки решила потом сложить стишок. Или балладу. Или частушку. Слишком эпична, чтобы остаться без народного признания. И если ты ещё раз угукнешь — я врежу тебе по лицу. А дальше ты меня слушать всё равно не будешь, поэтому я буду цитировать «Амнскую энеиду» Рхида Второго, а то мне скучно.

Морм послушал. Про этого своего Леопарда Язвига говорила нечасто — и, на самом деле, Морм желал узнать, что это за невидимый ведущий, указывающий ей — получалось, что им — путь. И не пристрелит ли он незваного гостя при встрече — это Морму тоже было очень интересно. Впрочем, если он захочет вдруг пойти своей дорогой — то и там долго не проживёт. И далеко не только потому, что навряд ли какая нынче община захочет принимать хер пойми кого. Не важно. Если долго выбирать между смертью и смертью, становится как-то наплевать.


На первой миле он вдруг оборачивается — про сапоги забыл. Посмотрел вниз на свои — похоже, разносил. Ну что ж. Хорошо.



Музыка BBLOG - Мир сошёл с ума
Категории: Моя писанина, Тифлинги, Побегушки-пострляйки­-поиграйки, Морм?
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 9 июля 2017 г.
Семейное счастье Haski.tayn 22:32:40
Коротко о ситуации: болеть - плохо. Не болейте. Беон, не болей на гуглхроме.
Делал всё что мог как мог.

Долго думал о смысле эротики в целом, её философии и общепринятом понятии, а на самом деле кого с кем спейрить (выбор, ваще-т, приличный). Решил откатиться к классике - прекрасной паре тифлингов Джейн/Вито и их прекрасному времяпровождению. И упоролся. Вито Джейн дома "искрой" называет, "Искоркой" :з


ТЕМА 7. Написать эротическую сцену

Линии. Изгибы. Острые края витых рогов. Красная кожа как огонь. Лицо лисицы. Мягкие груди. Звериный хвост. Изящные ладони. Поступь убийцы.
Моё.
Ловлю в руки Искру. Глажу спину, ягодицы. Играюсь. Дёргаю отростки. Улыбаюсь. Она открывает рот.
Буря эмоций. Золотятся в пальцах кудри. Она расчехляет когти. Ранит, целует, ласкает. Не терпит - толкает. Садится сверху. Хватит игр.
Секунда. Безумие. Океан чувств. Мужчина и женщина - без расы, профессий. Следы укусов. Пятна засосов на красной коже? Легко. Между шрамов путаются прикосновения. Жадно. Сдерживаемая сила. Имя. Крик. Стон.
Слияние.
Уже потом - мурлыканье искренних признаний. Шутливая оценка.
Совместный сон.


Настроение: норм, ток спать над
Категории: Моя писанина, Разминка, Тифлинги, Вито!
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
четверг, 18 мая 2017 г.
12 фактов о персонаже [2] Haski.tayn 21:34:12
Ваще я уже давно и то и то написал, но если есть возможность что-то раздробить на две части, почему бы и да?

На этот раз (и последний, всё равно больше не о ком) Морм Глаз Дьявола. Откуда у него эта кликуха - да я хз... Хотя, на самом деле в рандоме была фамилия Demoneye, но "Демонический глаз" не влезал по буквам, да и ваще демоны не торт, стал одноглазым дьяволом или просто "Мормоглазом" для всей гильды. Но это уже 13-й факт, так что пусть будет ещё двенадцать.


Подробнее…1 Пьет много, но только по делу. Глотает за компанию и самое разбавленное пойло, и дорогой алкоголь, если деньги есть. Но вообще в этом не то что бы разбирается.

2. Не умеет танцевать. Логично, ведь времени (и желания) не было научиться. Впрочем, если постарается (нет), то битву на мечах с его участием можно признать даже грациозной.

3. Может не только сносно приготовить из подножного корма, но и наклепать живительных зелек из ближайших лечебных предметов. В том числе и меча, как лучшего средства от головы…

4. Вейрос - подарок Шеддин. До этого на лошадях держался с усилием мученика, после появления собственной кобылы пришлось учиться нормально ездить и хитростью подыскивать лошади место даже в ущерб себе. И вообще быть менее эгоистичным.

5. Умеет читать и писать, но пишет с ошибками, а читает медленно, да и словарный запас небогат для перенасыщенных терминами текстов. С другой стороны, читает и пишет насколько возможно много и повышает скилл.

6. Не носит шлем. И Темпус не велит (ваще велит, но подражать глухому шлему божества не комильфо), и рога мешают. Компенсирует, вероятнее всего, накинутым кольчужным капюшоном.

7. Умеренно ведется на блестяшки. И золото хорошо, и пряжки-клёпки на новом поясе из крепкой кожи хорошо, и пару булавок/фибул вполне горазд свистнуть у незадачливого владельца. Но если владелец вдруг развернется и даст по морде - то еще лучше, есть с кем подраться.

8. Из рабства у дроу вынес не только боль, кошмары и военную выучку (и спизженный меч), но и зачатки дружбы, сострадания и самопожертвенности. Товарищи по несчастью хоть долго не жили, однако, если успевали, делились с сокамерниками своими историями. Ну и сами пример подавали, обычно перед смертью.

9. Ненависть к дроу толкала охотиться на них в злачных местах Невервинтера. За что, в последствии, Морма выпихнули служить на периферию города, подальше от оживленной торговли, основных ворот и вообще скоплений разнорасовых странников. А потом он обиделся и ваще уволился, но это другая история.

10. Не беден. Работа стражником в целом прибыльное занятие, а регулярные приключения добавляют к толщине кошеля и чсв Морма приличную ширину.

11. Предпочитает качественные, крепкие шмотки и не скупится на шоппинг. Лучше запасная рубаха в сумке, чем ходить в дырявой, зато сэкономить.

12. Плевал на суждения всех насчет дьявольского происхождения. Если кому-то сильно хочется доказать, что тифлингам среди живых не место, то добро пожаловать на лезвие меча, тот-чьего-мнения-не-спрашивали.



Настроение: да я не умею в стихи, нефиг спрашивать
Категории: Моя писанина, Тифлинги, Морм?
Прoкoммeнтировaть
среда, 17 мая 2017 г.
12 фактов о персонаже Haski.tayn 18:31:11
Случайно наткнулся в группе вк Ледяной Молнии, и такой "А делать всё равно нех, хоть это напишу". И написал.
Остальным тоже всунул, не одному же мне страдать. Там у Язвы было и у Лери, но хз, будут ли публиковать.

Сначала о Вито Аденстене. Волшебнике, тифлинге, "зажигалке". Моё ближайшее альтер-эго, даж Вертебра так далеко не заходил.


Подробнее…1. Не любит зелёный. Я не люблю - он не любит XD. В целом, к необходимым вещам зелёного цвета относится нейтрально-положительно, но старательно не делает этот цвет преобладающим в своём внешнем виде.

2. Бабник. Женщины - его всё, “студенческие” эксперименты (с Джаньгой) не в счёт. Прекрасные, цветущие, упругие и мягкие, нежные и бархатные, с шёлком огненных, угольных, пепельных или цвета раскалённого металла волос, с округлостью или точёностью форм, с диким или покладистым нравом, мягких душою или деспотичных духом - всех любит. Кроме полуросликов. Просто размером не вышли, увы. (полуразумные гуманойдные расы вычеркнуты по умолчанию).

3. Больше чем себя любит книги. Читать и писать - отрада для дьявольской души, информация - сила, пергамент - орудие, образованность - идеология, парадигма, смысл существования. Огма по той же причине ставится выше собственного удобства.

4. Ах да, дьявол. Истинный (ариец) представитель 4-й ред. и пра-пра-пра…-потомок кого-то там из Баэл-Турата, возжелавшего силы дьявола (потенциально Белиала) и проклявшего весь свой род. Свою дьявольскую суть проявляет в редком, но масштабном истреблении всего, что горит или тлеет.

5. Сострадательный, доброжелательный и умеренно-терпеливый. В целом положительная личность, не считая того, что не отказывает себе в геноциде и тотальном разрушении, если на отказ нет никаких логических оснований.

6. Рационален, пока есть с кем сравнивать. В одиночку лезет на рожон только в случае столь острой необходимости, что приходится вынимать мосх, дабы не мешал творить глупости.

7. В бою держится тылов, подстраивается под команду, мечет заклинания после предупреждения и когда в радиусе никого нет. От врага, лезущего в ближний бой, бежит, перед этим отвлекая фокусами. Бережёт свою шкуру, в общем. Можно сказать, труслив - на “честь и доблесть” наплюёт, если драка - явное смертоубийство.

8. Третьей радостью в жизни считает кабачки и блюда из них. Хз, почему кабачки. Кабачкам, к словцу, Оду посвятил.

9. Удивительно легко сходится с новыми знакомыми, но на самом деле продолжительное время не доверяет им, незаметно следит и готовится постоять за себя при первом же подозрении. Зато когда доверится - хоть бухать вместе, хоть баб делить и последние кабачки отдавать.

9. Сомнительно, но практически (в сравнении с) не пьёт. Умеренно посасывает за компанию или запивая нервоз, но вообще не набирается, а то становится уязвим. (особенно для Джани).

10. Пережил череду отвратительных событий, от выбивания зубов по одному до освежевания в темнице гениального безумца, от работы на кузнях дворфов (добровольно) до смерти первой жены. Плохо переносит полное одиночество, ведь даже из пустой библиотеки можно выйти и где-то там найти разумных существ, с кем можно потрындеть. Ещё хуже переносит заключения. До смерти боится бессмысленных пыток, от которых невозможно откупиться или сбежать.

11. Образован (что и так ясно) с раннего детства, ибо мать была огманиткой и сына в пропасть безграмотности не пустила. Несёт в мир свет познания ради мамки и по зову чёрного дьявольского сердечка, может, стараясь искупить приступы жажды уничтожения.

12. Его огонь - смертоносен, но также может дарить уют, тепло и жареные куриные ножки. Не любит огонь, ибо огонь - часть его настолько естественная, что нельзя выделить её, чтобы обозначить отношение к ней. Огонь просто есть, но Вито не забывает, кому потенциально может быть благодарен за столь восхитительные силы, потому тайком молится Коссуту и подозревает наличие огненного дженази в родословной.


Музыка чё-то из Trine 3
Категории: Моя писанина, Тифлинги, Вито!
Прoкoммeнтировaть
пятница, 12 мая 2017 г.
Мне нравятся твои волосы Haski.tayn 22:09:37
Написал псевдогейство про персонажей, которые по моему канону ваще мало пересекаются. Потому что я могу, вот почему.

Все в тексте упорото. Но мне нравится.


Подробнее…Всё как обычно для гильдии - крепость бурлит жизнью, суетятся приключенцы, попирают крепостные стены стражники, снуют в тенях приверженцы тёмных искусств и офицеры.

Всё как обычно для стражей, работников и приключенцев. Дневное время наполняет земли гильдии людьми, куда-то шумно идущими. Реют на башнях знамёна.

Вито тянется к сородичам, как всегда. Улучая свободное время, он ищет спокойных, расположенных к беседе тифлингов и присоединяется к их досугу. Или работе. В любом случае, очередная жертва для разговоров всё равно никуда не сможет деться - ни по службе, ни по статусу. Стражники подчиняются старшим по званию.

Морм встречает маршала воинским приветствием, никак не реагирует на то, что маг сворачивает с мощёной дороги в крепость к нему на пост. Страж опускает руку, когда Вито великодушно указывает на это жестом и здоровается. Вито улыбается, щуря яркие глаза. Морм бросает короткий взгляд вокруг, удостоверяясь, что проблем нет. Их нет, и он спрашивает, чем может служить офицеру. Волшебник вместо ответа обходит стража и занимает тень позади Морма, спасаясь от солнца. Близится полдень. Морм уже знает (как обычно), что нет смысла спорить с конфликтным маршалом по поводу отвлечения на службе, поэтому всматривается в горизонт, едва ощущая постороннего в слепой зоне. Это как обычно злит. Как обычно, никто ничего не делает, испытывая терпение друг друга.

Те, кто может видеть это представление, уже давно его игнорируют. Сошли на нет слушки по сторожкам, ропот в казармах и вызовы на “ковёр” с вопросом, с какой проверкой возвращается этот “дьявольский полоумный книжник”. Всем нет до этого дела, кроме Морма, чью тень попирает тихий колдун не от мира сего с такими аккуратными рогами и даже с какой-то художественностью истерзанной кожей.

“Вито Аденстен”, - подсказывает (телепат??) волшебник стражу, и тот морщится, не отвлекаясь от дозора, так как отлично помнит имя. Имя, которое он…

Всё как обычно в крепости, день катится к концу. Среди стражников таится маг, следящий за распорядком гарнизона. Его тень с заходом солнца выглядывает из-под черни стены лишь на мгновение, потом волшебник ровняется с Мормом. Как обычно, с добродушной улыбкой наблюдает, как страж принимает смену караула, и догоняет его на дороге к казарме. Как обычно, Морм угрюм и раздражён, его тяготит происходящее (уже много раз), от прямой осанки и тяжёлой кирасы задеревенела болящая спина. Они идут рядом по кручёной тропе, Морм, как обычно, чеканит быстрый шаг, Вито рысит за ним, едва поспевая. Всех всё устраивает.

Они срезают дорогу через холмы. Волшебник ждёт, когда заросший гребень скроет их от чужих глаз. А там тянет руку к чужому лицу, мурлычет: “Помедли”, - и огибает длинными пальцами витые рога, поправляя выбившуюся прядь за острое ухо. Медленно. Приказ маршала не игнорируется, чужие движения отслеживаются, от прикосновений бросает в дрожь. Липкие от пота волосы склеиваются, косы неприятно натягивают кожу, сердце пропускает удар, а рука - возможность выхватить меч (и сферу). Морм сверлит взглядом тощую фигуру в тканевой мантии, Вито смеётся глазами из-за слабости тренированного тела в доспехах.

Вито указывает Морму жестом, что можно продолжить близкий путь. Сам не идёт рядом, не ступает следом, бросает в спину:

“Встретимся завтра”.

Морм не оборачивается - слышит шелест телепортации, ощущает спавшее наваждение. Конечно же они встретятся завтра - приказы не обсуждаются даже по выходным. Как обычно, они проведут его вдвоём.



А ваще я хотел Язву позлить сопливым яойчиком, гы. Но вышло цивильно,такшо пусть будя.


Настроение: потряхивает
Хочется: согреться блять согреться
Категории: Моя писанина, Тифлинги, Морм?, Вито!
Прoкoммeнтировaть
суббота, 15 апреля 2017 г.
Чё-т название не придумалось Haski.tayn 17:30:38
Мне не нравится ширина поля "записей". Читать на таком неудобно, а если центровать, то, парадоксально, ещё неудобней.

А ваще.
Лерисса как персонаж - это скульптурный пластилин из морозилки. Там и лепить-то сложно что-то, и хозяин ("Да я с восьми лет пишу!1 Датышо, у меня же опыт1!"), ВНЕЗАПНО, другой человек оказывается (сарказм) и сложно понимает мои потуги что-то объяснить. Вот Джанька и бетюнька меня с полслова понимают, эх-эх. Но, персонаж сырой, а подача его как у ЙАшек, чесслово. Чтобы написать даже этот опус, пришлось почти три дня помучить хозяйку на реакцию и мировоззрение персонажа, и то мне не нравится результат. Её попытка доказать, что пишет "образно", разбиваются даже об мой весьма скромный читательский опыт. Ну, может, чё-т и изменится со временем. Хотя лезть мне в такое устоявшееся самомнение не хочется, да и слов не хватает.
А я тоже не лучше, кого я обманываю.

Ну типа Морм-который-всех-н­енавидит и заблудшая,запутавша­яся душонка Лерисса, которая хрен пойми что от него хочет.

Подробнее…Считают, что к рассвету из стражей на посту можно нитки вить — но это бред. На самом деле, чуть засветало — и взгляд у стражников прилипает к бордовой зарнице, мучительно следит за изменением цвета над горизонтом, отбивая каждую секунду у себя в мозгу. Усталость и сон откладываются на потом, куда-то в недостижимое «ближе к обеду», после сдачи смены начальнику гарнизона. Напряжённые бойцы обретают потерянную за ночь вменяемость, по мере возможности приводят себя в боеготовность и слишком чётко осознают оставшееся время до конца караула. Если, конечно, всё ещё стоят на посту.

Морм сбегать со службы не любил, тем более, что его обычно отправляли отираться у ворот крепости или на стену — а там видимость прекрасная и заметить пустоту вместо стражника легко. Хорошо, что с коллегами у него получилось найти взаимопонимание, но долговременные дружеские отношения серьёзно били по кошельку. А иного времени, кроме как предрассветного затишья посреди сезона, он выкроить для посещения не мог, хотя очень хотелось. Близость конюшен к казарме в такие дни играла для него злую шутку: если кто засечёт, можно было прощаться с неделями нормальной работы, а то и работой вообще. Поэтому стражнику в полном обмундировании, ещё и со щитом на спине да с мечом на поясе, приходилось трусить через дальний подлесок, а там по склону съезжать на ногах прямо ко входу в сбруйную. В узком проёме двери он обязательно, как дань ритуалу, цеплялся рогом за косяк, внутри бился плечом о стойку с инвентарём и с треском наступал на старое корыто, кем-то заботливо не выброшенное. В помещении быстро скидывал с себя часть доспехов, чтобы меньше греметь на потеху ранним конюхам и скакунов не пугать. Вообще, в потёмках тифлинг видел как при свете дня, но даже с закрытыми глазами он мог бы найти денник Вейрос — и не только потому, что всегда ставил её в одно и то же место, но и по размеренному дыханию и переступанию самой кобылы, выученной наездником наизусть.

Сегодня со звуками в конюшне что-то было не так. Тихое неразборчивое эхо не заполняло пространство равномерно, оно исходило из глубин постройки, когда с другой стороны стояла совершенная тишина. Никого из местных он не видел и не слышал, но отовсюду пахло свежим сеном, и к сапогам липла новая стружка, в избытке носимая с лесопилки. Кто-то чавкал зерном из полных кормушек. Морм подстроил шаг под ритмичный плеск воды — чей-то громкий водопой удачно скрыл крадущегося вглубь тифлинга. Воин схватился за меч, разобрав шёпот со стороны стойла Вейрос, и сорвался на бег, когда взбрыкнувшая лошадь вытеснила за калитку своего незваного гостя. Дрянная девчонка подняла руки в защитном жесте и замахала хвостом, пытаясь сохранить равновесие. Морм влетел между кобылой и краснокожей соплеменницей как раз в тот момент, когда та упала задом на пол.

— Снова ты?! — страж пожалел, что оставил часть доспехов и щит в каморке, хотя, с другой стороны, тогда бы он к чернокнижнице не подкрался. Девчонка — «Кто она? Как там, Лерисса?» — на внезапную преграду отреагировала отползанием, но как подняла взгляд — потянулась к своему клятвенному клинку, на что Морм вытащил собственное оружие из ножен. Замерев, они смотрели друг на друга, пока тифлинг не начал медленно прятать меч, а Лерисса — подниматься на ноги.

— Я… я не собираюсь никому здесь причинять вред. Мне просто нравится общаться с Вейрос, и… — тифлина выпрямилась и отряхнула кожаную мантию, с виду действительно подтверждая мирные намерения.

— Я уже дважды говорил тебе держаться подальше от моей лошади. Я знаю, что ты за мной следишь. С чего мне тебе верить? — взять и прирезать эту недалёкую Морму мешали два факта: она уже давненько числится в списках гильдии, стражем которой он являлся, и она чернокнижница. Последствия от драки с ней пока что были слишком нежелательны, да и смысла в противостоянии не предвиделось. Малявка от рыка даже прикусила язык, потупила взгляд и сложила ладони, ломая пальцы, но никак не желала отходить от денника. Она открыла рот, оскалила зубы, пытаясь не то оправдаться, не то огрызнуться, а потом придумала что-то другое и подняла руку, указав Морму за спину:

— Моя сумка. — Страж чуть повернулся: и правда, на стене висела расшитая сумка с тиснёным узором. По форме и размеру та напоминала чехол для фолианта с карманами. — Там угощения. Сам посмотри, ты убедишься! Я с тобой…

Тифлинг аккуратно подтолкнул спиной заинтригованную словесной перепалкой Вейрос к другому концу стойла, позволяя Лериссе прошмыгнуть к своим вещам. Она распотрошила кармашки и достала оттуда чёрные сухарики, протягивая их хозяину скакуна: — Вот, смотри! — и, не особо реагируя на скепсис собеседника, продолжила: — Это я тут убралась… Везде. Мне нравится, я люблю животных. Я попросила всех выйти отсюда — они доверяют мне, я тут уже несколько раз была. На рассвете очень удобно — никому не мешаю и перед работой прийти получается…

Эта странная колдунья была как наваждение Бешабы — то появлялась под ногами в самый неподходящий момент, то он ловил спиной её взгляд, когда патрулировал прилегающие к крепости территории, а теперь уже третий раз находит её рядом с Вейрос… и как часто она была здесь? Морм всю зиму и весну не покидал земли гильдии, соответственно, и кобыла оставалась в конюшне. Маленькая сучка. Злость поднялась по спине вверх и вздыбила на шее волосы — страж выдохнул через зубы. Сзади Вейрос толкнула его, дотягиваясь до угощения в руке чернокнижницы. Он не мешал, замерев и немигающе смотря на Лериссу.

— Ну… мне пора. У меня много работы с бумагами, но на самом деле это тоже очень утомительно, потому что… — девчонка вытряхнула из сумки остатки угощений, среди которых оказалась даже дорогостоящая соль, и перебросила ремешок через себя. Она улыбнулась, мельком глянув на хрустящую сухарями кобылу, но, переведя взгляд чуть выше, наконец-то прониклась негостеприимностью стражника. — Ну, мне пора.

Лерисса выскочила в проход и Морм прислушивался к её бегу, пока эхо от него не прекратилось. Потом позволил себе наконец сделать то, зачем пришёл, — потрепать по холке лошадь, убедиться, что конюхи справляются со своей работой и их подопечная в порядке. Вейрос действительно была в порядке: расслабленная и чистая, переливалась серебристым блеском на снежно-белой шерсти и по привычке чуть не погрызла хозяину рога, играясь. Морм удовлетворённо почесал кобыле морду, когда та уткнулась ему в грудь.

***

Они встретились у молельни за стеной крепости. В течение недели он ощущал её слежку ещё дважды, но теперь им двоим было сложно разминуться в тесном закоулке. Морм расчётливо вывернул ей за спину из-за угла, толкнул зашипевшую, как змею, тифлину в стенку и предупредил побег, ударив кулаком по кирпичам над её головой. Конечно, чернокнижница ещё могла использовать грязный приём в виде ухода в тень. Но у него был лишь один вопрос.

— Ты сказала мне: «Я с тобой». Ты со мной — что? — на территории оберегаемой им крепости Морм не испытывал к малявке никакого раздражения, потому вопрос он задал лениво, а на ответ особо не рассчитывал. Просто, признаться честно, балаган, устроенный этой девкой в его жизни за последние полгода, сильно портил ему репутацию, превращая в параноика, ко всему прочему ищущего в её словах окончательный подвох. Он даже почти сожалел, что когда-то её спас.

Лерисса округлила глаза, смотря на флегматичного Морма практически с испугом, а потом аккуратно попятилась от него по стенке подальше, всего на несколько шагов. Мужчина перед ней был её едва ли не в два раза шире, а в полных доспехах — точно в два, и это при тесном контакте сильно на неё давило. Впрочем, она была уверена, не на неё одну. Но она отвлеклась, задумавшись, пытаясь вспомнить суть своих слов в конюшнях.

— Ты и я… ну… мы… могли бы быть друзьями… — Лерисса подняла взгляд на Морма, стоя вполоборота, не доверяя ему и своим словам. — Я тогда хотела сказать, что могли ли мы… стать друзьями?

Она замолчала. Он смотрел на неё молча и безэмоционально, оперевшись локтем в крепостную стену. Устало.

— Да, глупо было на это рассчитывать. Я… наверно, много проблем тебе доставила, да? Я спрошу у Авокинга, может, меня переве…

— Не подходи к скакунам с угощениями. Так ты не доверие завоюешь, а станешь передвижной кормушкой и никогда не докажешь свой авторитет. А значит, они будут принимать решения вместо тебя, — Морм развернулся, подняв плащом шлейф пыли, и пошагал на свой пост.

Трубили смену. Лерисса осталась одна.


Настроение: убейте, в воскресенье на работу
Категории: Тифлинги, Моя писанина, Морм?
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 20 февраля 2017 г.
Угрюмый Морм и толпа развлекающихся сослуживцев Haski.tayn 21:36:08
Ваще цель Кэйтен звучала как-то как заголовок, но я решил, что это слишком скучно, и давай такой... А вот вам, там матюки, опять заблочит https://ficbook.net­/readfic/5263960

Чё-т меня хорошо так пока несёт, то ли к добру это, то ли не к добру... Я влез в стори персонажа Лериссы, отговорив от сговора с каноном (ибо не*уй!), а вообще хз, во что это выльется.

Музыка Тату и Rammstein – Покажи мне любовь (Remix)
Категории: Моя писанина, Тифлинги, Морм?
Прoкoммeнтировaть
четверг, 2 февраля 2017 г.
Навсегда Haski.tayn 21:16:46

Ищите, где хотите: OST The Last Guardian – Fifths of Seven

Подробнее…Влажно и душно - это остаток дождя и грозы над лугом сочной травы. До горизонта - поле папоротника и подсолнухов, на земле ноги белой кобылы рвали соцветия и топтали мясистые стебли, а сама она шла легко, так свободно. Наездник смеялся для другой рядом, внизу трещали ветки, тихо-тихо названивал мир. Унесясь вперёд, резвился чёрный жеребец, играючи вставая на дыбы, один раз совсем высоко поднялся, что затмил яркое-яркое солнце, такое красивое, такое большое, и тень от коня длинная, как луч света, и тёмная, как уголь.

В глазах - тень. Под ногтями - покрывало. Дышать тяжело и трудно - как обычно в грозу в дождливую ночь.


Ночь в Андердарке едина с днём - совершенно чёрная. Совершенно красная от крови. Совершенно болезненная. Совершенство в Андердарке именно такое. Там нет огня - там горит тело в агонии. Там нет света - там слепит тьма. Там нет соратников - только дроу. Только кнут. Только яд. Только мрак.
Мрак расцветает - словно поутру мозаикой света рассыпается мягкий балдахин над головой, а сбоку манит чьё-то присутствие, такое лёгкое, такое привычное. Склонив голову набок, утопив рога в податливых подушках, Морм улыбается женщине, своей, родной… кому?

“Кто?!” - просит в бреду, размочив ткань под спиной и руками. Хрустнули вывернутые дугой позвонки, нашлось бы кому удержать на месте.


А там держат его за руки, паучий клинок танцует на теле, оставляя от красной, как кровь, кожи, красное, как месть, мясо, тут же гниют порезы. От крика остаются хрипы, от хрипа - ни звука. Ещё много лет дроу продолжают.
Через года, под венцом, у священника, Морм молча улыбается Язвиге. Её черный конь хрипит рядом, отдыхая, его белая кобыла ластится, сливаясь с залитым солнцем простором. Язвига берёт его за руку, и он только сейчас понимает - она сама черна, как города Подземелья. И за спиной у неё появляются тени, в сводах пещеры растворяется солнце, и там, на краю поля зрения, видна паучиха под мантией жреца, со священным писанием в когтях-кинжалах. Морм собирает силы на смех.

Смех в измученном теле быстро сходит на нет. Кто-то наконец услышал - дверь бьётся о стену. Морм не чувствует, как кого-то хватает.

А во сне к нему наклоняется чёрная дева с белыми волосами и вкрадчиво вопрошает:
- Ты думал, мы исчезнем? Ты думал, мы не вернёмся? Не найдём, не пристанем, не утащим назад? Морм! Ты ошибался.
И он верит. Паучиха читает о разделённых бедах и отраде, о совместном проживании, и дроу клянётся никогда, никогда его не бросить, а Морм дополняет, что это у них ещё с самого первого раза. И хором: “Будем всегда рядом”.

А когда он открывает глаза, над ним Язвига нависает. Чёрная, как ночь, с белыми, как самое яркое солнце, волосами. От крепкой воинской хватки на её руке остаются отпечатки. Никто сразу не может произнести ни слова.
- ...Морм, ты в порядке? Я беспокоюсь.
Пересохшее горло совсем с речью не совладало - трещит сиплое:
- Зачем ты ко мне пристала? - а ещё он закрывает глаза руками, совсем забыв, как моргать. - Я в порядке.
А когда Язвига, хмыкнув и потерев руку, уходит, Морм радуется, что она уже отвернулась, когда меж пальцев сочится влага.
Мерзкое создание. Но всё, что он может - лишь бояться того, что он всё ещё может быть в кошмарах.


Не доверяй причине своих кошмаровю

Посттравматический синдром, дурные сны дурных девок, вольная трактовка этого: https://svadbagolik­.ru/article/svadba-v­-srednevekove/ и истории балдахинов.
Персонажи явно уже успели где-то немного притерпеться до степени нежелания мгновенно убить друг друга, но для Морма даже эта незначительная уступка имеет свои последствия.

Вся гильда и гильда "Багрового клевера" готова спарить персов по первой же "утке" :С

Бьядская рифма! Выскочила посреди текста и давай рифмовать мне стройненькую прозу! Никто её не просил, гадину, пришлось ломать глаза, мозг, предложения, чтобы выпрямлять описания хоть как-то.



КТОООО снова не спит в два часа ночи? Кто страдает фигней и ждёт, когда его выпнут с работы за хреновую работу? Конечно же будущий безработный суицидник.

Музыка OST The Last Guardian – Fifths of Seven
Категории: Моя писанина, Тифлинги, Морм?
Прoкoммeнтировaть
вторник, 31 января 2017 г.
Плохо Haski.tayn 20:08:28


Подробнее…В полумраке кружат пылинки: заметный неровный танец, дыхание сквозь зубы его подгоняет. Под пальцами звенит кольчуга, заменяя рваные чётки, но звук тихий-тихий и спящую не раздражает. На плечи давят доспехи, и от этого неспокойно - ещё вечером с тела он сбросил латы. Осторожность не даёт разогнуться, усталость пригвождает к месту, ни лечь, ни встать невозможно, а голова движется лишь на упрямстве - самый раз уснуть сидя, спиной к… Дышать всё тяжелее, пыль раздражает горло, так легко лечь и забыться, так просто сдаться и смириться…

Но взгляд косится набок, встречается с приоткрытым, бледно-жёлтым светящимся в полумраке, у той, кто спать обязан, и дрёму снимает сразу. С врагами надо быть аккуратным, с друзьями втройне следящим, кто ни тот, ни другой - тот опасен, так просто всадить нож меж лопаток не бдящим. И вместо смертельного измождения вмиг удаётся собраться: чёрная кожа как красная тряпка, белый волос не хуже блеска кинжала, он знает - её ремесло ужасно, он уверен: сама она - тоже ужасна, хоть отрицает. Под грохот позвонков он прямится, невольно дьявольское око ширится, и разум плавится воспоминаниями: как давится криком мальчишка, как щит ломает запястье, плетью свистит наказание... В глазах зреет тьма подземелья, мысли бьются как в паутине, от змей язык за клыками немеет, но, успевая пресечь неизбежное, Морм закрывает глаза ладонью, отводя лицо в стену.

Хотя по губам читается унижение.

Хотя на словах сдерживается ненавистное шипение.

У дроу не прощают слабость, и Морм ждёт нападения, не дождавшись его при знакомстве, ни после, на поле сражения. В комнате бешено пляшут частицы, щекочут дыхание, сушат зрение, ослепляя. Ни звука. Но нет - она вздыхает. Оглушает шуршание одеяла, скрип сбитой кровати и стук её сердца - Язвига (дурное имя, пожалуй) делает вид, что доверяет, отворачивается от убийцы, показывает спину тому, кто не терпит химеры. Но делает это внезапно, и, точно, ошеломляет.

Придя в себя, Морм предвкушает. Бесцельно тратя минуты под подавленный ток своей крови - что в ушах, что в грудине как будто медленно умирает кто-то. И то ли у него нет выбора, то ли - нет оснований, но он ложится. Со вскриком постели, под шёпот соломы, запрятав в складки оружие - “подражая”, словно есть смысл в наглядных примерах.

За ночь ничего не происходит.

Он ошибся?


О доброй дроу, о тифлинге, ненавидящем дроу, и о попытке разделить одно помещение на троих: её, его и его ненависть.

Аргх, мосх, прекрати подражать бэтюньке, псевдостихи как жанр моих жалких тварений не заслуживают!

Музыка Eminem – White America нежданчик
Категории: Тифлинги, Моя писанина, Морм?
Прoкoммeнтировaть
пятница, 28 октября 2016 г.
Внезапно Haski.tayn 16:20:22
http://vinnerelena.b­eon.ru/0-7-.zhtml#e2­ вот на это наткнулся ещё днём -
и понеслось: 10 дней за полчаса и ещё минут двадцать спецэффектов в САИ.

День 1. Себя в виде какого-либо мифического создания (будь то минотавр, русалка или эльф. Как хотите. Чем необычнее это смотрится, тем лучше)
День 2. Представьте, как бы выглядела одна из популярных в округе песен (Gangnam Style, Poker Face, Alehandro, да что угодно! Песня на ваше усмотрение, лишь это была попса, а не какой-нибудь заезжаный до дырок рок с8)
День 3. Нарисуйте фан-арт, объединив два любимейших фендома в один кроссовер (допустим, гг одного фандома в костюме гг из другого фендома)
День 3. Нарисуйте своего любимейшего персонажа рядом с собой. (внимание: это должен быть именно ваш персонаж, а рядом - именно вы, а не ваше воплощение, "режим" и всякое такое)
День 4. Нарисуйте АБСОЛЮТНО ЛЮБОГО персонажа в форме вещи, пейзажа, фрукта (хуманизация наоборот).
День 5. Нарисуйте вашего персонажа в "вашей шкуре" (атмосфера урока, прогулка с друзьями, посиделки дома перед компом и так далее)
День 6. Нарисуйте себя в косплее вашего любимого персонажа из известного фендома (да-да, тема заезжаная, но все равно ведь интересно. Ахтунг: "косплеить" своих персонажей нельзя!)
День 7. Нарисуйте своего персонажа рядышком со своим близким человеком (у каждого есть такой, верно?)
День 8. Изобразите себя-куклу. Идеальная фигура или же детские пропорции. Фирма куклы на ваш выбор: от Барби до BJD.
День 9. Нарисуйте того, с кем общаетесь, но не видели ни разу >DDD
День 10. Изобразите себя и свою 2Р!версию (полную противоположность),­ говорящий "Прощай!" на двух разных языках :3


Подробнее…­­ ­­ ­­

Ага, это тифлинг с кольцом Жёлтого Фонаря.


Категории: Проба пера, Тифлинги, Вито!
Прoкoммeнтировaть
вторник, 11 октября 2016 г.
О позитивном Haski.tayn 21:00:26
Писать начал, как ни странно, как вернулся в Невер после грандиозного в нём разочарования. Было эт ещё до Альянсов, ТемныйШут и Лёха такие "Видад, а ты на драков не ходишь", а я такой "Да мне не над", а они такие "Законом писано", а я такой "Да чё пристали, не нравится - кикните с ги, чё мозх ебзёте". Но это не было поводом, это я запомнил, пронёс через оказавшуюся скучной "игру Респена", а потом... случилось что-то ещё потом, не помню, и я ушёл. Сдал камни, сдал душу Варису под подписку, чегой-то там Джаньке скидывал и усвистал.

Вернулся ток в новый модуль, поглазеть на диковинку. Джанька до сих пор не возвращается. А модуль понравился - весь такой зимний, метельный, бродишь - хруст под ногами представляешь, блуждаешь - там и города не видать, замёрзнуть недолго, а какая там музыка - лучшая музыка игры! Ох, как меня тащит от "рождественского" мотива. Один минус: жаль, что "морозный урон" не от карты исходит, вроде "Бегаешь по локации без подготовки - замерзаешь", а просто доп.урон от мобов, причём не всегда логичный. нет, урон снегом от жаровни? лол.

Начал с малого - с подражания псевдостихам бетюньки. Я такой взял, и:


Подробнее…По вымощенной дороге, за чередой крепко сбитых домов, в мутных стёклах и пузырях окон, под ставнями заколоченных дверей, над самыми шпилями творился Холод. Играл он пушистыми хлопьями снега, бился насмерть с белым градом, перекрикивал воющий ветер, шёл под ручку со сводной сестрой – Бурей, и был доволен.

И вдвоём ревниво оберегали свои владения: рвала шубы Буря, рубил кости Холод, душила Буря, давил Холод – не было спасения, никому.

Тянули руки к небу люди, хватали мечи люди, срывали голос в молитвах люди, умирали на белом снегу под белым снегом люди, и не люди, и нелюди. Никак не понимали люди, что это место – не их дом, а дом Бурь и Холодов.

Но явью ставшая тайна была: что таял под огнём Холод, а бессилела у стен Буря, стенали мёртвыми криками оба в дыме доменных труб. Поднимался на ноги выживший люд под сенью соломенных крыш. Разбивал тонкий лёд на воде корабль из далёких земель. Рвался жар из людей, что неслись на встречу судьбе, покоряя долину, никогда прежде не знавшую бесконечных сражений.

И ты – будь ты млад, будь ты стар, будь танцором с клинком или чародеем с пылающим взором, присмотрись – и увидишь врага своего на просторах льдяных холмистых хребтов. Не согнись, не сломись под напором, несмотря на соблазн – не засни вечным сном.

Будь готов.


Ну если о предыдущем да покороче, то потом была вот эта попытка показать "иносказание":

Под пальцами полыхало, грело замёрзшее тело; трещали сухие ветки и старая листва. Стелился по коже и замше мягкий отсвет багровых оттенков, оранжевым блеском сверкали глаза. В пляс ушло язычками, манило коснуться, но остановись, заставь себя проснуться - беда слишком близка.


А потом я задумался, не накатать ли сборничек "Зимних" историй под первый текст. Оказалось - не накатать.

Но, в целом, хоть что-то - и то хорошо. Был ещё неудачный поход в данж "Замок Невер", и я накатал нытьё от лица Витки:


Подробнее…Обе трут руки в перчатках, дёргаю полы своих кожаных мантий, горбятся за ними к кафельному полу. Искоса смотрят на меня. Оба сжимают рукоятки клинков, держатся истуканами на одном тщеславии. Глядят мне в глаза прямо.

Двое двигаются вперёд меня. Один хлопает по плечу и кривит губы, второй обжигает дыханием лицо, коротко оглядывая его и, не находя, чего искал, спешит дальше. Дамам я улыбаюсь сам, с хрустом выпрямляя спину, ведя плечами, киваю в сторону пути. Мне идти перед ними. Мне не успевать за вперёд идущими.

Я оступаюсь и оказываюсь с раненым плечом. Я целюсь во врага и прожигаю союзнику плащ.

Клубится дым над моим промахом – я стою напротив, и мне не хватает воздуха.

Я падаю на колени перед победителем, одним этим требуя помощи от других. Я объясняю тактику посреди боя, когда должен был сделать это до всего. Дождавшись, когда все отвернуться от меня, дёргаю прядь волос и вырываю её. Спохватившись, сжигаю, усмехаясь опоздавшему здравому смыслу.

Те, впереди, ожидают в последнем фойе и говорят, что было ошибкой доверять мне приготовления. Те, позади, молчат: «Глупости такие разговоры», являясь последствиями моего подбора. Я появляюсь нежданно и извиняюсь перед всеми. Одни усмехаются «Прорвёмся!». Другие утешают «И не такое было». Соглашаюсь.

Унося себя с поля боя, утверждаюсь: ошибся. Закрывая собой другую, узнаю: переоценил. Оставшись одним на арене воином, понимаю: один я – никто.

Мне нет здесь места. Я не должен был здесь находится. Я не должен был их объединять. Я тянусь к надеждам своих товарищей словом – и ловлю их взгляд, когда мы отступаем наружу.

В конце оба сторожат ворота, будто собираясь войти в них снова. Один уходит не глядя, второй исчезает с глаз долой. Догнав авангард, обе избегают стен, будто те могут исторгнуть зло вслед. Одна считает виноватой себя, другая знает, что винить её не за что.

Я прощаю их, не прощаю себя.


Потом я растормошил Язвигу, тип "Дай квест", а она мне сказку написать задала. Ну и написал. Только там надо одного из персонажей, пожалуй, сделать положительным, для усвояемости морали и лучшего запоминания текста. Потому потом кину.

А потом был ещё квест на пьянку, и я с ним блистательно справился. Вот результаты: https://ficbook.net­/readfic/4809676


Музыка Тема "Деревни дураков"
Настроение: относительно
Хочется: стабильности и хаоса, хаоса и разрушения!
Категории: Побегушки-пострляйки­-поиграйки, Моя писанина, Тифлинги, Ссылки, Вито!
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 29 июня 2015 г.
Фанфики Haski.tayn 20:05:31
Не буду распинаться много по поводу, но вот короче оно "Свершилось!", вдохновлённое паршивеньким фиклом нелогичного аффтара, который посчитал, будто бы отсутствие обоснуя сделает фанфик очень милым. Посчитал зря, но я вдохновился и со злости на всех глупых афторов написал https://ficbook.net­/readfic/3315931 про Нокаута и Рэтчета.

Помимо прочего, я криво-косо сдал сессию, но опять остался без курсача. Вдохновения на него мне, видители, не хватает.

А потом я упоролся в силу некоторых генетических причин и написал вот это. И оно мне очень нравится, каким бы упоротым не было. Хотя оно слабовато для фикбука - ни смысла, ни умных мыслей для фэндома, но пусть будет, ладно уж, бетюне понравилось. Ставлю сюда вариант 2, потому что этот понятней, а на фб - вариант поритмичней.
Peter Gabriel – My Body Is A Cage, если можете.


Подробнее…
Ода кабачкам.

Однажды он спросил меня, маленькая наивность, почему я ворую кабачки c академического склада?
И я ответил ему, минутку подумав:
— Потому что они зелёные, — и пожал плечами.

***

Она несмело подталкивала мне тарелки с кабачковой похлёбки. Я чуял, что та пригорела и дольки овощей кое-где черны, но я всё равно ел её с удовольствием. Потому что всё было в удовольствие.
Кроме её трупа, однажды найденного в доме, провонявшего впервые удавшимся кабачковым супом.

***

Однажды оказавшись на празднике Средилетья богини Суне, я посчитал, что он слишком глупый. Пока я не увидел за столом безоружных дроу. А за другим столом – людей. А за третьим – всех вперемешку, заглядывающих в горшок. Горшок с кабачковым супом.
И я решил, что этот праздник великолепен.

***

Уже повзрослевший, маленький наивный Джагер готовить кабачки не умел. Я тоже не умел, но хотел. Ему было всё равно, но он хотел есть.
Однажды, в конце концов, угольки из кабачков оказались для меня вкусными, для него — съедобными. Главное — желание.

***

Однажды мы с товарищами по гильдии вышли победителями. Потом устроили привал. Товарищам не понравилось, что я ем. Я был трусом и подумал, что это конец.
Они сказали, что я подлец, потому что не делюсь.
Я сказал, что поделить миску кабачкового супа на пятерых невозможно.
Потом я умер за каждого из них по разу, но более в их присутствии не ел.

***

Однажды, доедая уже сто семьдесят пятую порцию за десять месяцев, я прикинул, сколько мне осталось. По прикидкам вышло, что эта — последняя.
Потому я неэтикетно поднёс миску с зелёной гущей к губам и допил остатки. Встал, поправил мантию, махнул девке, что закончил.
И направился к наконец найденной Джейн.

***

Однажды она заметила, что кабачки зелёные, а зелёный я не ношу в принципе. Мы сошлись на том, что к моей красной коже, пшеничным волосам и белым глазам этот цвет просто не подходит.
Потом я взял её руку и мы спустились на кухню, решив, что внешний вид зелёный портить не будет, если переварится внутри.

***

Одну из своих мимолётных увлечений я бросил потому, что её кабачковая похлёбка слишком походила на оную моей первой мёртвой жены.

***

Что же всё-таки было в этом кабачковом супе?..
Однажды, обедая дома, я выловил зуб. Который потом закинул в отдельный футляр для всяких мелочей.
Сын признать принадлежность к нему молочного зуба отказывался. Я же посмеялся и предложил ему ещё по тарелочке.

***

Однажды я понял, что настал черёд последнего подсчёта. Сначала я снова считал порции кабачкового супа. Потом подумал, что надо было считать не менее привычные магические лихорадки, потому что есть я перестал, а лихорадить — нет.

***

Однажды я, сидя в дорогой комнате столичной таверны, попросил: «Воды. И кабачков».
Под свой кенотаф я тоже хотел воды и кабачков. Но я знаю, что Джейн поймёт меня без слов. А ещё я знаю, что она на десять лет младше. И от этого легче не становится.


Обиднее всего всё-таки будет, если в загробной жизни нет кабачкового супа. На воспоминания сложно положиться, если их нечем вызвать.



Музыка Peter Gabriel – My Body Is A Cage
Настроение: жить можно
Хочется: печива
Категории: Моя писанина, Трансформеры, Тифлинги, Вито!
Прoкoммeнтировaть
вторник, 10 марта 2015 г.
Двухмесячное Haski.tayn 12:26:09
Я наконец-то провёл сессию, проболел один экзамен гриппом, провалил экзамен, пересдал экзамен и закрыл сессию. Теперь надо только написать курсач.
Дописал ставшее одиннадцатистраничн­ым фикло, выставил, поиграл в Demon Stone по ДнД, "Храбрых гномов: Крадущиеся тени" и The First Templar: в поисках Святого Грааля.

О Demon Stone: там есть патлатый маг, рассчитанный на справедливость, патлатый воин, не сильно обременённый умом, но обременённый доблестью, и забавная саркастичная полудроу с трудным детством, которые мочат мир, спасают мир, валят красного дракона и вообще ведут себя как типичные фентезийные герои. А ещё там периодически пропадают текстуры, оставляя видимым только фигурки чара и мобов. Зато патлатый маг и патлатый воин!

О "Храбрых гномах", что качал в торренте: милая и приятная тридэ аркадка со старой графикой, относительно специфическим юмором и косым управлением. Но она всё равно милая и приятная, про двух братьев-гномов (дворфов), что ищут друга-мельника, потом спасают мир. Всякие головоломки присутствуют, сюжетные повороты и злодейские планы со злодейским трёпом - тоже.

О "The First Templar: в поисках Святого Грааля": топорная графика для 2011 года и примитивное однокнопочное рубилово, конечно, так себе, но игра про тамплиеров и о тамплиерах. Сюжет пропичкан историческими данными, написанными на "скрижалях", да и само действие относительно исторично, насколько это возможно. А ещё оно меня внезапно вдохновило, потому поторчит пока на рабочем столе.

А вот и фанфик.
Я, честно, не думал, что так выйдет, надеясь просто подвести к идее в последних абзацах какой-то обоснуй, но оно само как-то... А ещё я не прописал Джейн, хотя это второй основной герой. Вот такой я фиговый пейсатель.

http://ficbook.net/­readfic/2793592


Категории: Побегушки-пострляйки­-поиграйки, Моя писанина, Тифлинги, Вито!
Прoкoммeнтировaть
среда, 5 ноября 2014 г.
Очередное Haski.tayn 11:52:12
Короче, скоро четыре дня выходных, краснеет Октябрьская революция, близится сессия, а я пишу фикло. Ничего в моём мире не меняется.
Страшно хочу играть :'(­
Невервинтер Найтс 2 багует авторским багом. Умудрились же разработчики запихать даже в лицензии адский нервотрёп. А жаль. Там очень милые тифлинги.

Историйки, собстна.
Вот старая, которую я упорно пытаюсь украсить скрином-вдохновител­ем-собственно причиной написания истории.
Подробнее…собстна, событие. http://nw.ru.perfectworld.eu/news/?p=208332
Подробнее…­­
Оглушительный рёв и волчий вой постепенно затихали, переставая дробить черепную коробку и рвать барабанные перепонки. Вот наконец-то удалось расслышать своё имя, выкрикнутое распределителем наград Арены, через стук крови в ушах разобрать посвисты сокомандников, а красная пелена перед глазами почти рассеялась, дав рассмотреть окружение по ту сторону Тотемной Ямы утгаритов.
Я вытер рукавом бордовые струйки с подбородка. Не из соображений чистоты — мне надо было утвердить свой позывной и данные, а сложно делать это полным крови ртом. Я говорю посреднику, потом слушаю.
Вито Аденстен, из Кормира, лейтенант военной гильдии «Белое Братство», Пламенный волшебник, тифлинг.
За проявленные в бою силу, скорость и решимость выбран лучшим, достоин награды.
Я киваю, радостно скалясь.
Волколак с грамотой размашистым жестом указывает моему израненному телу путь к чёрной переливающейся Тени, что клубится под скудным на роспись шатром победителей.
Приятно получать дары из рук таких же изгоев, как моя раса, — в ярких глазах с вертикальным зрачком никакого презрения, как было бы у более амбициозных народов.
Превозмогая боль в сломанных рёбрах, почтительным поклоном провожаю моего одарителя, пожелавшего оставить нас одних.
Меня манят к себе красные пятна на сизой дымке завоёванного трофея. Новый соратник видит во мне своего хозяина.
Призрачный волк даже не реагирует на властно захваченную в кулак полуматериальную шерсть на загривке.
Мне довелось убить сотни его собратьев в наркотическом угаре. Чем же утгариты заставили дикого зверя служить чужеземным героям?
Не важно. Он выжил в морозных долинах своей родины, а я выжил в битве, испытавшей мою мощь. Я заслужил это подчинение, он - помилование.
Тень под порванной перчаткой приятно холодит обожжённую руку. Я седлаю своё новое ездовое существо, чувствуя, как эфемерное туловище подстраивается под меня.
В объятьях частички потустороннего мира легко забыться, прячась от боли ранений, но это не входит в мои планы. Взрывом новых оваций Арена провожает очередных победителей, и среди едва различимых имён я не определяю знакомого и нужного мне. Невесомым движением разворачиваю скакуна к тропе шествия искателей приключений, заманенных на смертельный бой славой и бесценной добычей.
А вот и тот, кого я жду — скрытно отходящий от толпы демонический плут, чьё адское происхождение, как и моё, выдают красная кожа, рога и хвост, а неудачную победу — хромота. Похоже, для кое-кого придётся готовить утешительный приз.


А вот недавняя. И два наших бравых идиота, шляющихся по локациям, отмораживающих себе хвосты, обламывающих рога и добивающихся своих целей. И дракон.
Подробнее…­­
В городках с местным самоуправлением всегда возникали какие-то проблемы. Множество неясностей, неточностей, а иногда и клеветы могли преследовать путников с большой дороги, решивших передохнуть в таких местах.
И когда подобные проблемы стали причиной омрачнения очередного доброго утра, это не стало чем-то необычным.
Но стало чем-то очень неприятным.
Нет-нет-нет, типичные перебранки с жандармерией и ополчением уже вошли в привычку, да и на них находилась юридическая управа. Но что делать, если дверь снесли несколько весьма негостеприимных магов, а пол сотрясают шаги таких же нетактичных тяжеловооруженных воинов?
Правильно, обратиться к судьбе.
Двое против четверых - нечестно, но двое спевшихся искателей приключений на хвост против четверых редко собирающихся сослуживцев? В принципе, всё так же нечестно.
Итог решился, когда пришлого волшебника и, как оказалось, провинившегося плута отбросило к стенке телекинетическим ударом, а потом прижало удушающими захватами: ясно как день - не судьба.
Почти ясно, как обвинения, что предъявили Джагеру: воровство, убийство и прочее аморальное поведение. Конкретизировать они, конечно же, не соблаговолили, решив, что хватит и нескольких ударов под рёбра кованными сапогами да неслабой встряски за рога. На Вито же накинули ещё одну магическую удавку - он не был уличённым в преступлении, но легко мог стать подозреваемым в соучастии.
А ещё он мог легко стать поджаренным на молниях, так как слишком не привык слушать крики избиваемого на улице напарника, удерживаемого магической силой не в меру пьяного стража закона. Второй маг навис над прекратившим сопротивление тифлингом, упиваясь демонстрацией своих сверкающих возможностей ошибке природы и планаров.
Маги-люди - едва ли не самые кровожадные представители всего чародейского искусства - так, наверное, думал Вито, пока его переполняли знакомые, но от этого не менее опасные ощущения ледяных оков и электрических ударов.
Больше конспирации, меньше задержек на одном месте, больше смертей в полицейских отрядах - так, наверное, думал Джагер, пока его тащил к скакуну за целый рог мечник, на ходу затягивая петлю на руках тифлинга.
Попытку пламенного волшебника сжечь ко всем чертям дом и находившихся в нём, конечно же, жестоко пресекли.
Попытку мастера плаща и кинжала помешать привязывать конец длинной верёвки к седлу, конечно же, почти не заметили.
Всё, что сумел сделать Вито после того, как выполз на улицу - увидеть едва плетущегося за разгоняющимся волком Джагера и предаться грустным мыслям о том, что скоро скакун, под улюлюканье всех четырёх жандармов, свою ношу будет волочить по земле.
В городах с расположением темниц, тюрем, пыточных и мест казней обычно тоже особо не изощрялись, так что в скором времени - естественно, после первичного оказания самопомощи в виде зелий исцеления - придётся работать в обычном порядке: шпионаж, ложные сведения, осуществление побега, много жертв и вычёркивание очередного города на карте.
Ну ещё перебор волшебства в общей картине.



беон ест тире.

Настроение: в эфире "Как заебаться с кривым кодированием"
Категории: Моя писанина, Побегушки-пострляйки­-поиграйки, Тифлинги, Вито!
Прoкoммeнтировaть
вторник, 23 сентября 2014 г.
Адынадын Haski.tayn 20:47:22
А исчо!!1..
Я залип на Dungeons and Dragons. Пока не особо в это углублялся - ща я последний хвост-экзамен завалю и вылечу с универа, ага-ага - но Neverwinter online заинтриговал какой-то "Чётвёртой редакцией" и понеслось... Но вообще тифлинги. Тифлинги и только тифлинги.
Ну ещё иллитиды, да-да.

И тут есть мой такой Ви-ад (@vertebra34) и Фаулов такой Jager, и оба мы тифлинги, потому что потому.
А ещё есть такой маг-чувак, звать его Дан (а фамилию не помню, потом найду), и пишет его забавный человече Михаилдантэ Горячев во вк.

Постирушки, потому что кое-кто еврей, а кое-кто никогда этого не умел.


Подробнее…Под защитой сильного мага спалось, что немудрено, безмятежно, хотя позволять себе сон в полном смысле слова никто не собирался. Но на утро юноша с удивлением обнаружил, что рядом с его лежаком никого нет, а уход сопутешествователя он не заметил.
Поднявшись на ноги и подхватив с земли свой рюкзак, тифлинг двинулся на шум речного потока, предпочтя это направление вероятному местонахождению Аденстена в лесу.
И не сказать, что лес был такой уж и плохой альтернативой. Однако, лучшей он тоже не был.
У берега, скрытого кустарниками, неестественный плеск усилился, а за кустами… Оставшись в одних простых льняных штанах, стоя в воде по колено, волшебник явно устроил себе яростный поединок с тряпьём, пытаясь утопить, кажется, неопозноваемую часть своей брони.
– О… – юноша опёрся о ближайшее дерево спиной, с усмешкой подкинув в руке кинжал. – Неужели прошедший столько битв воин за справедливость не может позволить себе покупать новые вещи, м?
Маг повернулся к незваному зрителю, рассматривая того и отрываясь от своего дела, но потом снова окунул руки в воду.
– У меня пока временно нет средств, – Вито поднял мокрое тряпьё на уровень груди и небрежно его выжал – жара приближалась к невыносимой, ткань высохнет за пару десятков минут. На очереди было ещё несколько вещей из экипировки, и тифлинг затащил в воду с берега следующую стирку.
Дальнейшие минуты маг слушал хмыканье и похихикивание, перемежающиеся со свистом разрезающего воздух клинка, пока надумавший теории такого поведения наставника плут вновь не заговорил:
- И кто тебя вообще стирать научил?
- Никто, сам учился, - от наручи кровь отстирываться усиленно не хотела, и маг пожалел, что не додумался ранее приобрести себе хоть какое-то моющее средство*. – Смотрел и учился.
– А как на… – Джагер оборвал себя на полуслове, получив преждевременный ответ и решив задать новый вопрос. – А. И на кого смотрел?
– На Изабелль.
Металл, будучи подброшенным, прошуршал листьями деревьев в полёте. Отстиранная перчатка зацепилась за ветку куста.
– И кто она тебе? – не сказать, что он спрашивал совсем без задней мысли, но всё же дамочка могла быть кем угодно, от простой встреченной девки из детства до...
– Моя жена.
Несколько секунд молодой мастер плаща и кинжала стоял неподвижно, но вид подать всё-таки пришлось – тонкое дерево закачало кроной, когда тифлинг засмеялся себе в кулак.
– Дай угадаю: благородная дама знатного рода тифлингов едва терпит, как ты дёргаешь её за хвост и нежно таскаешь за рога?
– Она не тифлинг. Она человек… была, – повелитель огня вытер рукавом пот со лба, наконец-таки добившись от плаща первичного цвета. – Всегда стирала с утра до первого приёма пищи и вечером, когда солнце уже садилось за горизонт…
Вито замолчал, затем встал к ученику в пол-оборота, мысленно дивясь тому, что у наглеца хватает выдержки не задавать ещё больше вопросов. Впрочем, вполне возможно, это было просто любопытство, жажда послушать дальше. Но желание уже пропало, да и грязные вещи на берегу закончились.
– И вообще, я сегодня слишком много сказал, – маг с ухмылкой проследил, как Джагер вздымает глаза к небу и переваливается на другую сторону своей опоры, становясь поближе к висящей на ветке сумке. – Может быть, когда-нибудь я и расскажу тебе эту историю.
– Буду считать это синонимом к «никогда», – наполненный ненужным в данный момент хламом вещмешок был швырнут под развешанные на кустах мокрые вещи.
– Считай это синонимом к «терпение и только терпение», – мужчина подал часть своих съестных запасов ученику, зная, что у того пока тоже нет денег на подобающий набор необходимого. Что ж, это решается быстро, если постараться.
В тени завешанного экипировкой дерева отдыхать можно было ещё с полчаса, рассматривая плывущие по небу облака и плескающуюся в уже унёсшей кровавые пятна потоком речке рыбу. Но совсем скоро их ждали новые земли, старые знакомые и очередные враги.
_______________________
*А моющие средства были - это мыло и щёлок - раствор золы в воде.


Какой-то большой бессвязный бред на тему, Инканый, не читай.
А так ваще распылять предметы может только какой-то НПС. Но это мало кого волнует.
Ну и ещё евреистого, и ещё коварства.


Подробнее…Если бы в знакомой ему психологии существовал термин «всеобъемлющее отрицание происходящего» и его понятие как характеристики поведения, то его нынешнее и последующее состояние могло быть описано одним этим словосочетанием.
Но за отсутствием оного в талмудах приходится довольствоваться другими: непонимание, страх и жалость к потраченному времени и средствам.
И если первое и второе чувства уничтожались очень вовремя подоспевшим напарником, то третьему было суждено остаться душевной болью надолго: враждебный Красный маг был окончательно повержен кинжалом, магическая сфера же безвозвратно разлетелась по помещению сверкающей пылью.
Едва они оба – плут и пламенный волшебник, что висел на плече первого, только освобождённый из плена, – вышли из подвала разрушенного замка на свет, то не благодарности суждено было стать темой на повестке дня.
– О-он её уничтожил! Ты видел это? – тифлинг в тканевых доспехах, едва освободившись из-под поддерживающей руки соплеменника, суматошно обернулся вокруг своей оси, словно пытаясь поймать свой хвост. – Она была со мной, но этот красный мерзавец просто притянул её к себе неизвестным мне образом и… – Вито прижал ладонь к ладони и повернул их, будто перетёр что-то, – и оно схлопнулось! Как в жерновах!
Джагер переменил опорную ногу, упёршись спиной в полуразрушенную стену:
– Ты бы мне хоть «спасибо» сказал. Но ладно, что ты так беснуешься? – плут сменил тему, едва выдержав натиск сжигающего взгляда, в котором отчётливо читалось «Да как ты не можешь меня понять?».
Казалось, этот вопрос был не тем, что ожидал услышать маг.
– Что я беснуюсь? – такой физиономией откровенного удивления можно было местных пугать. – Да я теперь беспомощен! Абсолютно! – в завидно быстрых два шага Вито оказался возле воспитанника, сгоряча схватив того за грудки. – Ни заклинаний, ни перемещений в пространстве! Меня теперь каждая подворотняя шавка может уложить на лопатки, а тебе, похоже, наплевать!
Почувствовав острое лезвие у себя под рёбрами, волшебник умерил свой гнев, разжав пальцы на куртке Джагера. Отточенные рефлексы он всегда уважал, хотя и сам вор мог быть и повежливее.
– Но самое главное – она стоила мне месячных сбережений! – Аденстен отвернулся от напарника, найдя путь сброса излишней злобы и горечи потери в яростном жестикулировании. – Упорных месячных накоплений сбережений!
Услышав неопределённый, но всё-таки скорее удивлённо-насмешливый, хмык за спиной, маг вновь уставился на Джагера, решив обойтись дистанционными невербальными атаками на психику. Тот, в свою очередь, отлип от каменной стены и неспешно зашагал в сторону дороги до ближайшего города.
– Я, кстати, этого и не знал, – сделав ещё несколько шагов по остаткам каменных плит, точно выверив расстояние, Джагер остановился, изящным движением повернулся к наставнику и, сняв широкополую шляпу, услужливо поклонился. – Но я гарантирую вам защиту от «каждой подворотней шавки», сударь. Соблаговолите ли вы доверить мне свою жизнь? – плут уложил головной убор на рога, хитро сверкнув из-под образовавшейся тени яркими глазами. Невысказанное «очередной раз», пожалуй, понятно было и без подсказок.
– Если будет хоть одна царапина… – Вито пригрозил пальцем стоявшему в пол-оборота ученику. Довольный таким ответом, тот снова двинулся к дороге.
Едва добурчав проигнорированное «Можно было бы и знать» и «Если цену запросишь – не заплачу», волшебник заторопился следом, стараясь держаться чётко позади поменявшего привычные их дуэту роли «телохранителя».
---
Город галдел. Как и подобает, собственно, приличному, или неприличному, но успешному в торговле и ремесле городу. Пусть это иногда и отвлекало от тех же торговли или ремесла, особенно на рыночной площади.
– Нет… Не то…
– Простите, сэр, к нам маги нечасто захаживают, – торгаш за прилавком развёл руками. – Привозить товары этого типа выгоды нет.
На своё место в ряд таких же светящихся рунами сфер опустилось очередное отвергнутое покупателем шарообразное оружие.
– Конечно нечасто, тут и делать нечего… – прогладив шипастый подбородок, экзотический для этих краёв тифлинг постучал пальцем возле последней, самой недурственной из выставленного сферы. Послушно загоревшись, та провернула своими острыми орбитами и переместилось в руку волшебника. Ещё с полминуты постояв, Вито положил её на место.
– Нет, это совершенно не годится. Джа, а ты не пугай горожан.
Такой же экзотический частично демон появился за спиной у наставника, подбрасывая в руке позвякивающий маленький мешочек – пока Аденстен отвлёкся на выбор нового оружия, вор уже успел применить свои навыки по специальности и был этому вполне рад.
– Ну как успехи? Почему тормозим? – кошель задел типично синее тканевое одеяние.
– Они слишком слабы… Точнее, я слишком силён для них. Мои заклинания требуют от магической сферы многократно большей концентрации энергии, а эти если не развалятся во время применения – и то будет славно.
– Да ладно тебе… – Джагер переместился в другой бок от мага, мельком разглядывая оружейный прилавок на предмет предложений для себя. – Явно гордость скребётся и не даёт пользоваться недостойной заменой твоей прошлой потери.
И победоносно усмехнулся, видя, как заметно скривилось лицо Вито от разоблачения тайной правды.
– Как бы то ни было, – мужчина взял себя в руки, властно махнув на весь выставленный товар, – я собираюсь сначала перекусить. На голодный желудок особо не подумаешь.
Согласный с такой редкой умной мыслью Джагер весьма грубо схватил мага за рукав и потянул через толпу в сторону ранее присмотренной таверны.
---
– Как будто это имеет значение.
– Как будто ты месяц не ел. Неужели экономил на хорошем обеде ради потерянного оружия? – Джагер проковырял весьма ароматные остатки печёного гуся, уже насытившись. Тифлингами для трапезы был выбран стол в центральной, но затемнённой части помещения – как ни странно, то, что под носом, обычно всеми игнорируется.
– Не ел два дня. И нет, ради него я просто больше работал, – Вито прожевал мясо, недовольно поморщившись при скрипе на зубах остатков кости. Не сказать, что ему в привычку так небрежно есть, но после последних событий хотелось подавить голод и прочие не сильно приятные ощущения чем-нибудь пожёстче, а потом утопить в эле.
Эль на лишний золотой принесли даже годный для употребления – либо хозяин забыл чрезмерно разбавить его водой, либо побоялся, и на ещё пятак златых монет держатель таверны смог найти у себя пустое спальное место для двух временно - до первого «нет» - раздобревших странников.
Место оказалось вполне уютным – под плотной крышей, с довольно широким окном с видом на оживлённую улицу, со сбитым из поленьев столом и заботливо набитой сеном кроватью… Одной.
– Я так понимаю, спим по очереди? – маг прошёлся через вполне приемлемую по размерам комнату до окна на противоположной стене, озарявшего пространство предвечерним светом.
– Почему это? – Джагер же в силу своих знаний проверил замок. Хлипкий, конечно, но и на его взлом требуется время.
– Потому что сейчас я спать не собираюсь, а ночью ты как всегда займёшься патрулем, не так ли? – Вито ткнул пальцем на видневшиеся через мутное стекло крыши домов, намекая, какой «патруль» имеется в виду.
– Да ладно, я не буду спать один, – плут даже не повернулся к наставнику, приложив ухо к деревянной двери. По-видимому, второй этаж заведения был не так популярен у посетителей. – Я вообще не буду спать.
Не подав виду, что его такой непривычный расклад дел слегка удивляет, Вито вернулся было назад к городу за окном, остановленный вопросом.
– Наставник, а тебе хмель в голову не ударил? – молодой тифлинг отошёл от двери, зайдя внимательно следившему за ним безвредному волшебнику за спину.
– Я выпил всего лишь две кружки, с чего бы? – вместе с ответом тот уступил своё место, предполагая, что это от него и требуют.
– Да ладно, и с двух кружек можно нажить себе приключений, – вор уткнулся лбом в стекло, запоминая расположение доступных взгляду зданий. Потом задёрнул символические светлые шторы.
– Мне на сегодня приключений достаточно.
– Правда?
Вито обернулся. Успев отойти к столу и положить на него снятый головной убор, он оставил воспитанника вне поля зрения, теперь же слушая ненормальное эхо голоса Джагера со всех сторон. Самого вора на предполагаемом месте не оказалось. Даже больше: он исчез из комнаты.
Или, скорее, в комнате.
И появился позади мага, обездвиживая того в удушающем захвате.
– Знаешь, – волшебник получил неслабый пинок в бедро, по инерции добираясь до кровати, – что делают с беззащитными девушками?
– Помогают им? – на лице старшего тифлинга, успевшего повернуться к странно ведущему себя ученику, читалось недоумение. Любые попытки что-то понять отрицались.
Джагер облизнул оскаленные зубы, толкая сидящего Вито в грудь коленом.
– Пользуются случаем!
---
На столе остывал очередной кусок мяса, но ни он, ни даже поблёскивающий магическим светом шар не могли заставить Вито расцепить, наконец, руки и перестать упирать их в стол, а сверху утыкаться носом в замок из пальцев.
– Ты будешь вести себя как девчонка или наконец-таки хоть что-то дельное скажешь? – Джагер, в чьих ладонях поигрывала шипастыми орбитами и бликами сфера, насмешливо склонил голову на бок – с момента весьма забавной побудки волшебник не сказал ни одного цензурного слова. Ещё более забавной была попытка объяснить перемешивающему смущение и ненависть мужчине его положение и причины такого положения. И лишь тихо и едва заметно вибрирующая шарообразная благодать всех магов сумела пробудить в безоружном их представителе хоть какое-то терпение.
И вот они сидят здесь, и вот остывает аппетитный кусок говядины, и вот Вито наконец-то бросает:
– Долго планировал?
Джагер хохочет про себя от нежелания наставника афишировать немногочисленным завтракающим в таверне, что именно он «планировал». Но что ж, играть так играть.
– Считай, что с самого начала.
Следующая минута прошла в молчании поглаживающего предмет в руках плута и зажмурившегося мага.
Ещё с минуту Аденстен что-то для себя решал, испытывая терпение ученика. Потом раскрыл глаза.
– Ты её украл? – он кивнул на магическую сферу. Если Джагер не шутил, то это теперь принадлежит магу.
– Обижаешь, наставник. Я её законно купил, – не дождавшись каких-либо слов от явственно не верящего в такой расклад Вито, плут продолжил: – Здесь есть вполне цивилизованный аукционный дом, – он пожал плечами. – Ты слишком быстро ринулся на рынок вчера, чтобы это заметить.
Прогресс. Волшебник отодрал одну руку от лица, чтобы коснуться своей новой игрушки.
– И сколько, – тифлинг посмотрел в глаза ученику, – я тебе за неё должен?
– О, считай, ты мне уже заплатил.
Старший едва сумел удержать себя от желания опробовать новое оружие на своём собеседнике.
– Надеюсь, это был последний раз, когда я плачу таким образом, – Вито поднял сферу в воздух, привычно заставив её зависнуть у себя над правым плечом. Пальцы он вновь сцепил у лица.
Джагер с удовольствием принялся поедать свой проплаченный завтрак освободившимися руками.
– Надейся.
---
– Мне сидеть больно.
– Потерпишь.


А эт сегодняшнее на тему. Балуюсь. Писал под Artesia – Lying On The Grey Foam

Подробнее…Давно-давно я мог обогнать его, легко лавируя между низкой, но твёрдой растительностью, цепко хватая за неказистую удобную одежонку, одёргивая себе за спину и оставляя вторым. Давным-давно мне было достаточно похвастаться новым, едва мне подконтрольным заклинанием, чтобы слиться с ним в одном порыве восторга. Давно я, по праву старшего, по-отцовски клал ему меж рогов свою руку, растрёпывая и так нечасто чёсанные волосы в жесте приободрения. Давно возмущался его отвратительным видом, когда стоял по колено в воде и приводил свою мантию в порядок. Я читал ему древние талмуды, которые едва были мне понятны, да и язык постоянно заплетался от невыговариваемых слов. Моя гильдия с радостью приняла мною рекомендованного юнца в свой коллектив.
Давно-давно я превосходил его во всём. Даже в вере.
Но время неумолимо.
Нынче я устало скидываю с себя заляпанный плащ – единственное, на что хватает сил, – а потом засыпаю в окружении перин, чтобы наутро обнаружить свою форму чистой и относительно целой. Уже который раз я стою за его спиной, едва успевая понимать, что только что мгновенной реакцией и парой клинков мне спасли жизнь. Сегодня я несу груз знания о его мире и прошлом, сумев заставить поделиться своими воспоминаниями. Сейчас мне не удалось скрыться от опытного плута даже с телепортацией, и я лежу под давно выросшим мальчишкой, потирая ушибленную от падения голову.
И смотря в его переливающиеся глаза, коротко и несмело хехекая на его хитрую ухмылку, я понимаю, что есть вещи, в которых превосходить его я просто не мог.


Я давно заметил, что хорошо переписываю всякий хаос идей во что-то структурированное. Жаль, переписывание встреченного бреда будет восприниматься как плагиат.
НЕ в тему. Моя идея, Фаулово исполнение, моё переисполнение. Тоже писал под Artesia – Lying On The Grey Foam


Подробнее…Игра золота на серебряной, крепкой броне.
Я смотрю сквозь веер чёрных пальцев на серую гору, что стоит в ареоле яркого света жёлтой звезды. Я смотрю на свои пальцы, что не раз спасали спейсджета передо мной.
Не мне ли известны все составляющие серого корпуса? Не я ли возвращал жизнь в чужие микросхемы, возрождаясь самостоятельно? Не мою ли личность полностью захватил и перестроил несгибаемый характер лётной альт-формы?
Я опускаю манипулятор. Мой вклад – неоценим, но не оценен. Моё участие посильно, но часто разочаровывает. Моими желаниями пренебрегают. И самому мне становится трудно понимать, что я хочу.
Я вновь разглядываю светящуюся фигуру Вертебры сквозь окутанные маревом когти.
Звезда ведёт свой диалог с адептом общей для них стихии, и мне нет там места.
Но он поворачивается и приглашает меня за собой, чёрную тень серебряной горы, освещённой золотым солнцем.


Музыка Narsilion – A Night In Fairyland
Категории: Моя писанина, Побегушки-пострляйки­-поиграйки, Тифлинги, Трансформеры, Безобидный недошаттл, Вито!
Прoкoммeнтировaть


От шизы до шизы без логики и обоснуя > Тифлинги

читай на форуме:
Коша
прокомментируй фото в альбоме :-O
пройди тесты:
Чипааааа хочет випппппп
возьмут ли тебя ведущим на телевидиние
читай в дневниках:
.329
.330
.331

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх